Кому не дают детей на усыновление

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (499) 110-86-37
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 426-14-07 Доб. 366

Для подтверждения отмены записи введите SMS-код, высланный на указанный вами при записи номера телефона. Чтобы подтвердить запись на приём пройдите по ссылке в письме, которое мы отправили к Вам на почту. Усыновителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола, за исключением:. Перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить удочерить ребенка, принять его под опеку попечительство , взять в приемную или патронатную семью утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля г. N

Нам важно ваше мнение! Если при описании проблемы вы упомянете браузер и прикрепите ссылку - вы нам очень поможете.

Для подтверждения отмены записи введите SMS-код, высланный на указанный вами при записи номера телефона. Чтобы подтвердить запись на приём пройдите по ссылке в письме, которое мы отправили к Вам на почту. Опекунами попечителями детей могут назначаться только:.

Неказенное детство

Нам важно ваше мнение! Если при описании проблемы вы упомянете браузер и прикрепите ссылку - вы нам очень поможете. Я обожаю детей и о том, чтобы взять ребенка из детдома, думала, кажется, всегда. Но я была уверена, что это очень непросто.

Вдобавок все мужчины, с которыми у меня случались романы, сомневались даже в том, что стоит заводить собственных детей, а о приемных и речи быть не могло. В году я одна растила пятнадцатилетнего сына, двенадцатилетнюю дочку и родила еще одну девочку, с которой намеревалась сидеть дома как минимум до детского сада.

Из-за этих статей у меня сложилось впечатление, что без американцев мы просто пропадем, потому что наши соотечественники и так неохотно берут детдомовцев, а уж детей с инвалидностью не берут вовсе.

И эта тема меня окончательно зацепила, я все сильнее переживала о детдомовских детях. Стала смотреть базы с их фотографиями , видеоролики , снятые в детдомах. И наконец подумала: раз я все равно сижу дома с ребенком, почему бы не взять еще одного и не сидеть сразу с двумя? Это было осенью года. Теперь я ращу не только троих кровных, но и двоих приемных детей, двенадцатилетнюю девочку и пятилетнего мальчика, и хочу попробовать рассказать о том, насколько сильно мои представления о приемном родительстве разошлись с реальностью.

Конечно, это только мой опыт — то, с чем я столкнулась сама, и то, о чем мне рассказывали другие люди, вовлеченные в тему сиротства: ни на какие глобальные обобщения я не претендую, чего-то наверняка не знаю, а в чем-то ошибаюсь. Я считала, что взять ребенка из детдома — это какая-то сверхсложная процедура. Что надо собрать уйму документов и на это способны только самые героические граждане.

Но список необходимых документов оказался настолько скромен, что мне стало даже неловко: для получения некоторых виз надо приложить больше усилий. А еще нужно собрать справки о том, что ты где-то работаешь, где-то живешь, не был судим по серьезным статьям и вполне здоров. Добывание этих справок носит, скажем так, механический характер: необходимо просто дойти до некоторого количества учреждений. Ты приходишь за справкой о несудимости — и тебе ее дают, никто тебя при этом ни о чем не спрашивает.

Даже сбор медицинских справок в моем случае был абсолютно формальным. Насколько помню, только в наркологическом диспансере меня попросили закатать рукав и поглядели вены. Остальные доктора поставили свои штампики, не вдаваясь в детали моего физического состояния. Я думала, что у людей, которые хотят взять детей, должно быть довольно много денег, а я всю жизнь редактор с крайне скромной зарплатой; хорошо хоть папы детей помогают. Но выяснилось, что нужно подтвердить свои доходы в пределах прожиточного минимума на каждого члена семьи.

В Москве в прошлом году прожиточный минимум был около 12 тысяч рублей в месяц. А уж если твои доходы превышают этот самый прожиточный минимум, то считается, что они ого-го! Ну и когда ты берешь ребенка, тебе за это платят. Сколько платят — зависит от региона и от формы семейного устройства; в Москве это в любом случае больше того самого прожиточного минимума.

А в формате приемной семьи тебе платят еще и зарплату. Что касается количества квадратных метров жилплощади, никакой нормы тут нет. Ну, то есть, если у тебя однокомнатная квартира, а ты хочешь взять пятерых, опека, наверное, засомневается в твоей способности комфортабельно разместить всю тусовку. Но если одного — да запросто. Я думала, что незамужним женщинам детей не дают или дают крайне неохотно.

Ладно, если бы у меня не было своих — ну, понятно, что женщина хочет, а не сложилось. Но если своих трое… Но в Школе приемных родителей выяснилось, что в нашей группе на три семейные пары приходится шесть незамужних дам, и почти у всех есть дети. И эта статистика потом подтвердилась: незамужние женщины берут детей никак не реже семейных.

Наличие партнера женщине иногда только мешает: сама бы взяла, а вот муж против. А раз ты одна, то сама себе хозяйка, и тут уже никаких разногласий. Вдобавок у людей с собственными детьми есть не только опыт, но еще и гораздо меньше иллюзий, чем у бездетных, которые зачастую верят, что малыш окажется тихим ангелом, несущим в дом одну радость.

Потому что ребенка ты выбираешь сам. Только ты решаешь, какого он должен быть возраста и пола. Ты смотришь базы и можешь познакомиться с кем захочешь. Как только ты получаешь от опеки заключение о праве быть усыновителем или опекуном, ты можешь взять ребенка из любого приюта, детдома и дома ребенка по всей стране. Я думала, опека как-то ограничивает этот размах, но нет, пожалуйста, вези хоть из Магадана. Вообще же у меня с самого начала была довольно жалкая позиция — я всё переживала: понравлюсь — не понравлюсь, дадут — не дадут… Как если бы я была попрошайкой у парадного подъезда или абитуриентом на вступительном экзамене.

Мне казалось, что мне придется доказывать, что я смогу, я сумею! И я вертела у себя в голове эти самые доказательства, воображая, как я излагаю их строгой опеке. Но потом я поняла, что подобный расклад абсолютно неадекватен.

Адекватная позиция выглядит так: государству приходится заботиться о детях, оставшихся без попечения родителей. Семейное устройство — приоритетная форма размещения ребенка-сироты. Ты как ответственный гражданин готов взять чужого ребенка в свою семью, предоставив ему наилучшие условия для развития. Дело опеки — помочь тебе в твоем благом начинании. Вы защищаете право ребенка на семью, совместно преодолевая возникающие препятствия.

Такой ракурс существенно экономит нервы! Особенно учитывая, что люди в опеках работают разные. Я много читала об опеках, которые ходят по квартирам и ставят родителям на вид, что у детей грязные носки, а на обед они едят одни сосиски.

И у меня сформировалось представление о работнике опеки как о строгом надзирателе, обязанности которого, собственно, в том и заключаются, чтобы ходить по квартирам и ставить на вид.

На практике я имела дело с пятью опеками и еще с несколькими поверхностно пообщалась. В каждой работало сколько-то дам разной степени приветливости мужчин я там не встречала. Все они были завалены миллионом дел и буквально погребены под стопками бумаг; перспектива идти на какую-то неведомую квартиру привела бы их в ужас. Обязанности сотрудниц опеки — устраивать брошенных детей в учреждения и семьи, ходить по судам, вести дела опекунов и усыновителей, давать многочисленные разрешения обычным родителям.

Все это сопровождается километрами справок, отчетов и резолюций. Для сотрудниц опеки любая новая история — не важно, ужасная или прекрасная — это дополнительная куча бумаг. Безусловно, попадаются светлые личности, которые готовы сидеть над этой кучей ночами, только бы устроить в семью еще одну малютку.

Но есть и обычные ленивые тетки, которые кого угодно встретят унылым зевком. Это не значит, что лично ты им не нравишься. И даже если лично ты им не нравишься — да какая разница? Вы вместе защищаете право ребенка на семью, и все дела. Если опека что-то не рвется защищать права ребенка, а требует лишние справки и тянет время, явно нарушая закон, — это повод для того, чтобы позвонить в Департамент соцзащиты.

Иногда достаточно даже и не звонить, а только указать на вероятность такого звонка — и закон прямо на твоих глазах молниеносно одолеет хаос во славу мира на всей земле. Этой пафосной риторике меня, как ни удивительно, обучили в ШПР. На первом же занятии меня поразило то, что нас стали готовить к бою с инстанциями. Поразило меня это потому, что, как мне казалось, Школа приемных родителей — часть той же государственной машины, что и опека, и детдом, и суд, и банки данных детей-сирот.

Но потом я столкнулась с тем же боевым настроем и в опеке, и в детдоме, и в банке данных. Как выяснилось, совершенно все уверены, что именно они абсолютно адекватны. Наш детдом — лучший. Сотрудники нашего банка данных — самые квалифицированные. Зато вот те — ну это просто вообще.

Будто спорт какой-то, право слово, и всяк считает, что именно он играет на стороне ребенка. Я тоже втянулась, куда деваться, — вот такой параллельный мир, вот такой странный квест. В Школе приемных родителей в основном учат борьбе с чиновниками — ну ладно, действительно полезно, даже и вне всякого усыновления! Об особенностях приемных детей написана тонна книг, а таких внятных советов по борьбе с инстанциями мне больше нигде не встречалось.

Формально занятия во всех ШПР примерно одинаковые, есть некая общая программа и утвержденные блоки тем: социальный, юридический, психологический, медицинский.

Но в реальности занятия ведут конкретные люди, и у всех свой опыт и свои представления о том, чему именно надо учить потенциальных приемных родителей.

Вдобавок ШПР открыли довольно много — только в Москве их около шестидесяти , а где найти столько специалистов? На мой взгляд, лучше всего было бы привлекать в ШПР опытных приемных родителей, которым можно было бы задавать какие угодно вопросы.

Но в моей ШПР такого не было. Никто из наших преподавателей не брал детей в семью — мне показалось, они с ними особо и не сталкивались. И возникало ощущение, что за рамками отличного курса борца с инстанциями мы просто делимся друг с другом самыми общими соображениями о том, почему детдом — это зло, а детдомовские дети такие проблемные.

Многие вопросы из тех, что у меня были, остались без ответа, а в чем-то меня даже дезинформировали. Но зато нас никто не запугивал! Уже взяв детей, я по какому-то делу обратилась в другую ШПР — и была потрясена тамошней обстановкой: потенциальных приемных родителей буквально отговаривали от затеи взять ребенка, убеждая их, что справиться с такими детьми практически невозможно и их не ждет ничего, кроме криков и слез.

Тамошний психолог похвасталась передо мной тем, что, ура, отговорила очередную пару. Я так и не поняла. Положим, бывают случаи, когда семья действительно не справляется и ребенка возвращают в детдом. Но есть и статистика таких возвратов: известно, что в основном детей возвращают родственники, старшие сестры, тети, дяди и особенно бабушки и дедушки, которые берут ребенка под опеку из этических соображений и быстро выгорают, потому что у них не хватает ни душевных, ни физических сил.

А так, чего уж, никто не застрахован: сегодня ты бодр и весел, а завтра у тебя обнаружили рак — и что теперь, разве тут подстелешь соломку? Насколько я знаю, почти все мои одногруппники не сошли с дистанции и взяли детей — и, по-моему, это здорово. Потому что при любом раскладе детдом — это зло.

Даниил Желобанов

За три ближайших года в России должна произойти революция в судьбах детей-сирот: к году в России 72 процента приютских детей должны быть устроены в семьи. Каким бы хорошим и теплым ни был детский дом, ребенку не будет в нем так же хорошо, как в семье, - кто бы с этим спорил? А ведь спорили: на то, чтобы семейное воспитание было признано приоритетным в государственной политике устройства сиротских судеб, у его сторонников ушел не один десяток лет. Но вот, кажется, свершилось. После слов президента: "Поручаю правительству совместно с регионами создать такой механизм, который позволит сократить число детей, находящихся в интернатных учреждениях", - уже до конца прошлого года были приняты решения, очень важные для маленьких жильцов казенных домов.

Экзамен для родителя

Документ запрещает усыновлять более одного ребенка в год. Исключение - братья и сестры, которых можно усыновить одновременно, а также дети, между которыми установилась прочная, надежная привязанность воспитывались в одной опекунской семье, жили в одной семейной группе в детском доме и пр. При этом будущие приемные родители должны проходить обязательное социально-психологическое обследование. Зачем эти нововведения нужны? В первую очередь, законопроект повышает защиту детей-сирот и их право на полноценную, настоящую семью. Особенно остро этот вопрос встал после того, как в нескольких семьях в течение последних лет по вине опекунов произошли трагические случаи.

Инструкция по усыновлению: как правильно искать ребенка с помощью интернета

Среди более чем 50 тыс. В помощь таким семьям работают специализированные сайты. С этого момента начинается поиск новой семьи. Если в течение месяца ребенок так и не был устроен в семью, данные о нем передаются в областной каталог. Так, из опеки района любого подмосковного города данные анкеты попадают в банк Московской области. В Москве и Санкт-Петербурге есть свои базы данных. И практически каждый субъект Федерации имеет свои сайты с каталогами детских анкет. В пределах домашнего региона найти ребенка можно быстрее, чем на федеральном уровне — помимо размещения на сайтах, объявления о малышах, нуждающихся в семейном устройстве, регулярно печатаются в местных изданиях, на региональных телеканалах показывают специальные социальные ролики, проводятся всевозможные мероприятия и акции, привлекающие внимание к детям-сиротам. Здесь собрано 51 анкеты детей-сирот, нуждающихся в семье.

Приемное родительство: как я себе его представляла и как все оказалось на самом деле

Накануне заключительного этапа усыновления московская пара обнаружила, что ребенка забрали другие люди. Но не думайте, что по случаю участия в этом процессе вы становитесь такой уж важной персоной. До последнего момента вашу судьбу, вместе с судьбой ребенка, может круто изменить решение простого районного завотделом. Когда на государственную задачу накладываются внутриведомственные разборки, отдельные личности в счет не идут. Да и в опеке люди хорошие работают. Но здоровых детей в Москве мало, и родители для них чаще всего находятся еще до того, как те успевают попасть в базу.

Для подтверждения отмены записи введите SMS-код, высланный на указанный вами при записи номера телефона. Чтобы подтвердить запись на приём пройдите по ссылке в письме, которое мы отправили к Вам на почту.

.

.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
  1. porttorkder71

    Не дай бох такой чел в политику пролезет, действующий Президент покажется образом честности тогда.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных